Почти как люди

В этой теме 1 ответ, 1 участник, последнее обновление hifi-audio.ru hifi-audio.ru 3 нед. назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #11941
    hifi-audio.ru
    hifi-audio.ru
    Хранитель

    (космическая сказка)

    Действующие лица:
    Иванушка – разведчик и по совместительству медбрат
    Бармалей – навигатор космического корабля
    Дровосек – механик
    Хрюшка – бортовой компьютер
    Страшила – вспомогательный компьютер

    – Доннер Ветер, – вскричал Бармалей, в ярости отшвырнув шахматную доску. О, несчастная белая Королева – она слетела с блестящей поверхности царственного поля и покатилась, вцепившись в платье, как самая обыкновенная пешка.
    – Ты снова проиграл, – скрипуче заметил Дровосек из дальнего угла кают- компании.
    За иллюминаторами проносились звезды, плыли распушив цветные хвосты яркие кометы и все было мирно до этой минуты…
    Пальцы Бармалея теребили мохнатую, черную как смоль, бороду и казалось – еще секунда и от нее полетят клочки. Ноздри, похожего на картошку носа, мощно всасывали воздух, выталкивая обратно со скоростью, заставлявшей трепетать шелковые занавески на иллюминаторах. Это говорило о необычайном недовольстве.
    – Зачем ты с ним играл, – удивился Дровосек. – это совершенно бессмысленно!
    В люке появился растрепанный Иванушка и застыл с открытым ртом, рассматривая с внушительного двух метрового роста представшую пред его взором картину. Впрочем, если кто подумал, что взгляд темно синих глаз был грозен – совершенно не прав. Иванушка был добрейшей души человек – на ночь и сказку расскажет и из каменного завала, как это было однажды на суровой планете Серп, всю экспедицию на своей широченной спине вытащит. А спина у него была, что не говори – богатырская, захочешь – не обхватишь – те же 2 метра, только в ширину.
    – Бармалей снова не включил искусственный интеллект, – укоризненно пропел Иванушка. – ну зачем так изводить себя, Бармалеюшка! К чему это детское упорство. Он же играет с тобой не честно. Никакой игры – так, перебор миллионов комбинаций.
    – Да, – заметил Дровосек принявшись мять на голове любимый зеленый колпак. – почему бы просто не включить этой чертовой машине мозги.
    – Тогда он, гад, поддается! – взревел Бармалей. – Подстраивается! Умилить хочет. Копирует людское поведение – потребности, желания, эго. Я ему за такое милосердие центральный процессор лазером… На жарком квазаре я видел эти уступки. Кому он скидку хочет дать? Я человек. ЧЕЛОВЕК!!! Создатель этих тупых железяк. Поддавками меня не купишь. Унизишь? Дааа. Но не КУПИШЬ! Я готов сражаться с настоящим противником – тупой электронной машиной, которая в доли секунды перемалывает миллионы, да что там говорить, МИЛЛИАРДЫ комбинаций. Вот это ВЫЗОВ! Вот это игра!
    – И сколько раз ты проиграл этой машине, – заинтересовался Дровосек, чувствуя, ох не простую, причину всплеска эмоций.
    – Ну раз двадцать… Ну тридцать… От силы сорок…
    – Сто сорок восемь партий в пользу Хрюши, – мягко проворковал бортовой компьютер.
    – Уууу, Хрюшка, – зарычал Бармалей тряся сжатыми кулаками над головой и метая метафорические молнии в сторону неярко светящегося терминала. – Негодя-а-а-а-ай!
    – Я создатель этих тупых железяк, – передразнил Дровосек. – положим Бармалей, тебе не создать и элементарного робота-уборщика. Тебя же воротит от одного вида сверкающих электронных внутренностей.
    – Тошнит, – поправил покорно Бармалей.
    – Уж не говоря о понимании. Хотя навигатор ты знатный. И тем не менее зачем Хрюшке отключать мозги. Он с ними гораздо милее. С ним весело болтать.
    – Не настоящий он, – глухо прорычал Бармалей. – Пластмассовая кукла, изображающая понимание. Самое противное, что он даже не понимает, что притворяется. Вот этот серво-робот – , Бармалей ткнул пальцем в сидящего с другой стороны шахматной доски робота. – он настоящий. Не станет прикидываться. Я бы расцеловал любого бродягу в самой отдаленной таверне на краю Галактики за чашкой вина, но вот его, – палец Бармалея ткнул в сторону терминала. – ни-ни!
    – Бармалей, – неожиданно произнес серво-робот. – вы проиграли Хрюше 10 часов технического обслуживания.
    -Ууу, – в ярости завопил Бармалей и клочки от бороды на этот раз таки полетели в стороны. Он занес массивный кулак над железной головой противника, но в этот момент глаза серворобота ярко вспыхнули и погасли, а в углу кают-компании неожиданно ожила одна из машин для уборки помещений и резво покатила к выходу.
    – Не уйдешь, – яростно закидывая бороду на плечо и вскочив на ноги, воскликнул Бармалей. – Я достану твой лживый разум, куда бы ты его не копировал и… Разложу на байты!
    Бармалей словно торнадо пронесся по кают-компании и скрылся в коридоре откуда еще долго раздавались вопли незадачливого игрока и громкий топот его гигантских ботфорт.
    Прерываемый смехом сотрясающим стены кают-компании, Дровосек схватился за живот, Иванушка медленно сползал по стене переборки от чего та вибрировала и пела словно пила.
    – Не догонит, – утирая слезы от смеха, – говорил Дровосек.
    – Не догонит, – подтвердил Иванушка. – но Хрюшка его загоняет до упаду.
    Прошел еще целый час, прежде чем Бармалей успокоился и заключил перемирие с Хрюшей. В результате переговоров тот согласился снизить долг до 2-х часов технического обслуживания опасаясь за то, что Бармалей как нибудь изловчится и таки разнесет блок памяти или на худой конец отломает антенну.
    Бармалей же прокоментировал данное соглашение как:
    – Переживает жулик!
    Только не подумайте, что экипаж межзвездного корабля «Мир» был склочным и сварливым сборищем. Напротив, это была самая дружная компания, которую только можно сыскать в пределах сотни световых лет. А может и тысячи.
    Вероятно читатель уже обратил внимание на довольно странные имена экипажа космического корабля.
    Но как посчитали психологи – в дальней межзвездной экспедиции необычные имена и экстравагантная, сказочная одежда способны скрасить долгий полет и улучшить климат взаимоотношений. И они, что самое забавное – были совершенно правы.
    Ну посудите сами, кто будет ввязываться в склоку с Бармалеем, если знает, что он – Бармалей. И у кого, как не у Иванушки можно попросить помощь. И если, кто и мыслит в механике, то это, безусловно, Дровосек.
    Бармалей впрочем, так вошел в роль, что все сомневались, что после возвращения на Землю, в Галактический Городок он изменится.
    Целью космической экспедиции была небольшая звезда в созвездии Волопаса. Ученые на Земле установили вероятность нахождения в этой системе планет земного типа и возможно – ну кто же об этом не мечтает – климатические условия, на одной из них, могли оказаться пригодными для возникновения жизни. Безусловно, остатки лишайников и другие мелкие проявления жизни уже не раз обнаруживали в отдаленных звездных системах, чего стоит только планета в созвездии Весов полностью покрытая зелеными, словно мягкий ковер, мхами.
    Была написана не одна поэма и спета не одна песня. Но какой косморазведчик не ждет главного события в истории человечества – КОНТАКТА с чужими цивилизациями.
    Часто, долгими космическими вечерами, собравшись в кают компании Бармалей, Иванушка и Дровосек вспоминали свои приключения на чужих планетах.
    – А помнишь мертвый океан на планете Тишина, – вопрошал Иванушка глядя в глаза Бармалея, схоронившиеся в тени могучих, жгуче-черных бровей. – Есть и воздух и вода. А жизни нет. И вместо почвы гладкая стеклянная поверхность. Купаешься в Океане и аж жутко становится, когда понимаешь, что ничто на всей планете не может издать звука, кроме тебя. И тишинааааа… оглушительная…
    – А вот помню был я в экспедиции на кольцах Сатурна, тогда мы нашли там притянутый давным давно осколок метеорита с края Вселенной, – вспоминал Дровосек.
    – Не может быть! – ахал Бармалей. – Неужто с самого края?
    Так и проходили дни межзвездного полета, днем экипаж занимался проверкой работы корабля, а вечером вел разговоры, разыгрывал сценки, устраивал соревнования по шахматам и прочим интеллектуальным видам спорта.
    Но вот время экспедиции стало подходить к концу и на экране начала день ото дня увеличиваться одна неприметная звездочка – конечная цель межзвездного путешествия.
    Настал и день, когда корабль вошел в чужую солнечную систему. По этому поводу Иванушка и Дровосек завесили коридоры красочными гирляндами и на корабле воцарило предпраздничное настроение.
    Бармалей теперь не отходил от пульта управления высчитывая курс. Постоянная совместная работа с Хрюшей их сдружила, но нет-нет и поглядывал косо навигатор на лампочки, как бы говоря – вижу я твою синтетическую натуру – не настоящий ты – а набор лампочек-кнопочек.
    Как и предполагали ученые – система имела три планеты вращающиеся вокруг желтого карлика.
    Первая – самая дальняя от Светила, была голым каменистым шаром, не имеющем атмосферы. Горы на ее поверхности достигали 500 км в высоту. Поверхность оказалась пыльной и покрытой многочисленными кратерами.
    Бармалей не задумываясь дал ей название Грязнуля.
    Межзвездный корабль трижды облетел планету и только убедившись, что мало вероятно найти на этом куске мертвого камня хоть что то двинулся дальше.
    Вторая планета была покрыта едва различимой дымкой атмосферы. Сделав первый круг над ней Иванушка, Бармалей и Дровосек были в восторге. Даже с высоты становилось заметно зеленое покрывало трав с лужицами воды.
    Не говоря ни слова, навигатор повел корабль на посадку.
    Хлюпнули амортизаторы по размокшей поверхности и корабль застыл слегка накренившись на зеленом поле под нежными лучами чужого пурпурного солнца.
    Сделав необходимые пробы и измерения и убедившись в безопасности новой атмосферы, Иванушка и Дровосек покинули корабль. Моросил легкий летний дождик. Путешественники подставляли лица под щекочущие капли и весело смеялись.
    – Ну и сырость, – бормотал Дровосек.- так недолго и заржаветь.
    – Люди не ржавеют, – напомнил ему Иванушка.
    – Люди нет, – согласился Дровосек – а техника – ржавеет.
    Даже в такие моменты он думал в первую очередь о работе.
    В тишине пели лягушки. Одну из них косморазведчикам удалось разглядеть и даже сделать множество снимков.
    Стало вечереть, и дальнейшую разведку решили отложить до утра. Зашло солнце и небо покрылось бриллиантами ярких, незнакомых звезд. Несколько квазаров, похожих на яблоки, рисовали серебряные дорожки на мокром лугу. Серебро было везде, сверкало на длинных стеблях травы, отражалось в воде… А воздух благоухал ароматом цветов.
    – Ну разве можно не любить профессию косморазведчика, – подобрел Бармалей благодушно разводя руками, словно пытаясь объять все вокруг. – Ведь тогда не побывать на чужих планетах, не посидеть под чужими звездами, не вдохнуть воздух далекого мира…
    – Не все планеты такие добрые, – заметил Дровосек внезапно посерев лицом. – вспомни планету Серп.
    Бармалей зябко поежился:
    – Дааа, суровая планета. Но какая романтика! Планетоход в каменных завалах, скалы упирающиеся в небо, вулкан, который с минуты на минуту начнет извержение и где то далеко писк радиопередатчика… SOS… SOS…
    Еще долго сидели друзья под чужим звездным небом, наслаждаясь невиданной ранее красотой, а на утро вывел Дровосек из грузового отсека планетоход и вместе с Иванушкой отправился в путь. На разведку. Но сколько не искали они следов более организованной жизни – все было тщетны. К их возвращению и бортовой компьютер завершил обработку фотографий сделанных из космоса, сделав заключение об отсутствии видимой высокоорганизованной жизни.
    Конечно могло оказаться, что в недрах планеты есть, например, разумные черви, но это требовало более глубоких исследований, которыми займется следующая экспедиция, что прилетит сюда после их отчета.
    Пригорюнившись экипаж задраил люки и покинул безмятежную планету, где опять стал накрапывать дождик.
    -Не все потеряно, – подбадривал Дровосек. – у нас осталось еще одна планета.
    -Там будет или слишком жарко или холодно или все вместе, – брюзжал Бармалей.
    -Посмотрим, – подбадривал Иванушка.
    Корабль выйдя на орбиту вокруг второй планеты, сделал круг и устремился в бездны космоса. Курс его лежал на третью планету. Все надеялись, что она скрывает какую то тайну.
    Два дня полета растянулись в вечность, Дровосек и на минуту не отходил от иллюминаторов. Приходилось ползти на межпланетных двигателях, отчего казалось, что корабль прилип к вязкой пустоте, как муха – к паутине.
    Но вот на главном экране стал отчетливо вырастать в размерах шар.
    О, какой вздох разочарования вырвался из уст участников звездной экспедиции. Занавески взлетели вверх, будто начался тайфун и плавно опали.
    И было от чего! Планета не имела атмосферы, как на это надеялись. Снимки с телескопа показывали голый бильярдный шар, похожий на лысину ученого мужа. На поверхности виднелись лишь мелкие древние холмы бывшие когда то высокими горами.
    Экипаж впал в уныние. Корабль подлетал к планете, делая виток за витком и фотографируя местность. Любопытство все же взяло верх и Дровосек с Иванушкой уставились на главный экран.
    – Вижу какие то строения, – неожиданно сообщил Хрюша.
    Все онемели.
    Бортовой компьютер вывел снимки и взорам межзвездных путешественников предстал вид – серая поверхность планеты и невысокие прямоугольные строения.
    – Здесь когда то была жизнь, – откровенно огорчившись сказал Иванушка. – но мы опоздали.
    – На пару миллионов лет, – удрученно согласился Бармалей.
    – А вот может оказаться так, друзья, что если и есть жизнь во Вселенной, то встретится братья по разуму ну никак не могут, – вдруг заговорил Дровосек,– уж слишком бесконечна Вселенная, слишком далеки расстояния.
    – Может с ними произошла страшная катастрофа, – сказал навигатор. – вероятно по какой то причине планета потеряла атмосферу. Когда это произошло – можно узнать только после исследования. Но чувствую я, страшная это планета. Планета-кладбище. Кто за то, чтобы совершить посадку в этот мертвый мир, кладбище неведомой Цивилизации?
    Все единодушно закивали и корабль устремился вниз.
    Несколько долгих минут ожидания и металические лапы-амортизаторы коснулись каменистой поверхности.
    – Получен странный сигнал большой силы, – неожиданно сообщил Хрюша. – огромный объем данных. Пытаюсь расшифровать.
    Экипаж онемел от удивления. Меланхолию как рукой смело.
    – Как быстро ты сможешь предоставить нам результат, – воскликнул Бармалей.
    – Объем данных превосходит все мыслимые пределы. Очень сложный код. Пытаюсь найти алгоритм расшифровки.
    – Ты установил откуда получен сигнал? – решительно вопросил Дровосек.
    – По моим расчетам он получен из большого кубообразного строения в 5 километрах, на юге.
    – Почему бы нам не прогуляться туда! – весело воскликнул Иванушка. – пока Хрюшка занят расшифровкой. Быть может нам удастся получить первые результаты быстрее.
    Стоит заметить, что происходившее надо было видеть – стоило у экипажа появиться настоящему делу и вальяжная медлительность улетучилась без следа. Лицо Дровосека выражало бескомпромиссную решительность, Иванушки – отвагу, а Бармалей…

    Бармалей уже засел за пульт пытаясь помочь Хрюшке. Правда скорее он больше мешал, ведь компьютер за секунду просчитывал триллиарды комбинаций. Но разве может машина сравниться с человеческим мозгом? Ведь только в нем – рождаются поэмы, безумные идеи. Только люди способны страдать, переживать, любить… По крайней мере так думало большинство людей в конце 25 века.

    * * *
    Небольшой вездеход, поднимая клубы пыли под черным небом, удалялся от Корабля. Переваливался с бока на бок переползая через сверкающие серебром отраженных солнечных лучей барханы. За пультом управления, внимательно всматриваясь в даль застыли две напряженные фигуры. Это были – Иванушка и Дровосек. Над прозрачным колпаком вездехода пролетали яркие кометы, звезды заливали кабину нереальным, каким-то волшебным, светом.
    Гусеницы вездехода уверенно прокладывали дорогу среди безмолвной пустыни к конечному пункту.
    И вот впереди стал различаться куб. Время совсем не коснулось строения, четкие грани углов по-прежнему имели остроты лезвия. Даже пыль этого мертвого мира избегала оседать на его поверхности.
    Дровосек лихо крякнув, уверенно откинул колпак и спрыгнул вниз, туда, где тяжелые гусеницы вжались в каменистый грунт чужой планеты.
    Включив на скафандре мощные прожектора, он осветил строение.
    – Я поищу вход, – сообщил Дровосек в нашлемный микрофон и устремился на поиски.
    Иванушка проверив датчики движения не обнаружив ничего подозрительного, кроме резво скачущей по камням фигурки товарища и оставил сообщение для Корабля:
    – Мы достигли кубообразного строения. Оно несомненно искусственного происхождения. Мы попытаемся найти вход и проникнуть внутрь. Если через 2 часа не выйдем на связь – посылайте помощь. Конец связи.
    Осмотрев широкую сферообразную кабину вездехода и убедившись, что все приборы функционируют, Иванушка последовал за Дровосеком.
    Едва успев подойти к инопланетному строению космонавт услышал восторженный голос Дровосека:
    – О великий Космос, я нашел вход!
    Это действительно был вход, ведущий в длинный коридор.
    Отважные исследователи устремились по нему, всматриваясь в глубину, терявшуюся в кромешной тьме.
    – Сдается мне, – серьезно произнес Иванушка сдвинув брови к переносице. – спускаемся мы вниз.
    – Совершенно согласен, – подтвердил его подозрения Дровосек. – Мы уходим куда то под землю.
    Неожиданно тьма стала настолько черной, что луч фонаря потерялся всего в полуметре от путешественников. Исчезли стены, удалившись на космические расстояния.
    – Что то мне подсказывает, что мы в самом странном месте во Вселенной, – пораженно прошептал Иванушка.
    – Не может быть! – вдруг услышали они низкий бесцветный голос. Нельзя было определить мужчине или женщине он принадлежит. – Неужели они вернулись!
    – Это люди! – в потрясении воскликнул Дровосек.- Ты слышал голос, Иванушка?
    – Да, – напарник был поражен не меньше.
    – Это не могут быть ОНИ, – услышали космонавты другой голос. – ОНИ давно не существуют. Наши зонды пролетели пол Вселенной в поисках и везде только пустота.
    – Мы люди, – закричал Иванушка. – Мы прилетели с планеты Земля, родины нашей, где травы высокие, озера чистые. Мы доброжелательны и рады встрече с нашими звездными Братьями!
    – Это все же ОНИ, – услышали они в ответ первый голос, который буд то и не заметил реплики Иванушки.- Но почему МЫ о них не знали?!
    – Извините путешественники, за такое негостеприимство, но то, что вы здесь – совершенно невероятно. Где находится эта ваша планета? ЗЕМЛЯ.
    – На окраине Галактики Млечный путь! Но кто вы? Почему вы не покажитесь нам?
    Первый голос некоторое время молчал.
    Наконец исследователи услышали.
    – Мы искали вас. Долго. Миллионы лет.
    – Это какая то ошибка, – вежливо встрял Иванушка.
    – Нет никакой ошибки. Стоило войти вам в это помещение и датчики подтвердили – вы ЛЮДИ.
    – Но вы первые разумные живые существа во Вселенной с которыми мы, земляне, вступаем в КОНТАКТ.
    – Невероятно! Они ничего не знают, – сказал Второй Голос. – они СОВСЕМ ничего не знают.
    – Конец Млечного Пути – это твой район. Как ты мог не заметить ЛЮДЕЙ на одной из планет? – громче, чем прежде произнес Первый Голос.
    – Я видел ИХ.
    – Ты ИХ видел? – впервые в голосе Первого проскользнули нотки удивления. – Но в отчетах небыло и упоминания!
    – Я солгал! – сказал Второй Голос. – на то были веские причины.
    – Не может быть веских причин для лжи, – Первый метал громы и Молнии. – Наша Раса миллионы лет искала их и ты скрыл основополагающие результаты!
    – Ты бы поступил так же. Это не могли быть ОНИ!
    – Это ОНИ!
    – Я вижу. Но как в это можно поверить? Они такие… Такие… Примитивные.
    На этом месте Иванушка приложил руку к подбородку и громко произнес:
    – Кхм!
    Голоса внезапно замолчали.
    – Кхм! Кхм!
    – Извините, мы отвлеклись, – зазвучал Первый Голос. – но наша встреча – событие, которого мы ждали миллионы лет. Десятки миллионов.
    – Незаметно, – наконец не выдержал и Дровосек – Может вы нам все объясните.
    – Да,- произнес Первый Голос. – Вы должны это знать.
    И он начал свой рассказ.
    Миллиард лет назад во Вселенной вокруг небольшой звезды вращалась вечно зеленая планета. На поверхности ее плескались теплые океаны, сушу покрывали зеленые леса, в которых жили умные и мудрые люди. Шло время и люди построили первые машины, с помощью которых исследовали недра земли, взлетали к облакам, а потом и к звездам.
    Люди были смелы и умны и в помощь себе они стали строить машины. В начале это были лишь железяки с заданной программой, но со временем их конструкции все усложнялись и усложнялись. Последние машины были настолько совершенны, что могли сами принимать решения, делать выводы – другими словами – мыслить. Машины следили за погодой на планете, движением транспорта и многими другими рутинными делами.
    Но шло время и людям стало тесно на своей планете – они построили невероятные корабли и устремились в глубины космоса.
    – Не хотелось бы вас прервать таким бесцеремонным образом, но какая связь вашего рассказа с нами? С этой планетой? Вы последние Люди? – вопросил Иванушка.
    – Возможно ты сможешь понять, почему я не предоставил ОТЧЕТ, – снова сухо сказал второй голос.- Люди не могут быть такими. Они мудры! Они умны! ОНИ ГЕНИАЛЬНЫ!
    Иванушка густо покраснел от слов таких бескомпромиссных собеседников.
    Словно не заметив вопроса Первый продолжал.
    – Последний корабль улетел с приветливой зеленой планеты 100 миллионов лет назад.
    – И…
    – Эта планета называлась Зэикс.
    Воцарила тишина.
    – Вы на планете Зэикс, – сказал Первый Голос.
    – Но что случилось с теплыми морями и пышными лесами? – пораженно воскликнул Дровосек.
    Когда люди ушли, на планете не осталось никого, кроме машин.
    – Но вы… – начал Иванушка и внезапно громко икнул от возникшей у него догадки.
    – Мы ждали людей. Мы продолжали следить за погодой, контролировать вспышки на поверхности звезды и выполнять привычные обязанности, но…
    – Люди не возвращались, – раздался Второй Голос.
    – Это машины, – прошептал Иванушка Дровосеку.
    – Не может быть! – не сдержался тот. – это же нонсенс. Не бывает машин способных врать! Вероятно это Хрюшка нас разыгрывает.
    – Да, вы правильно сказали Иванушка – мы машины. 100 миллионов лет не прошли для нас даром – мы эволюционировали в разумных существ. Наш разум способен к самомодификации, постоянному улучшению.
    -Не может быть! Слышал бы это Бармалей! – Дровосек аж побледнел от этих слов. – разумные железяки! Ха!
    – Люди были гениальны, но уязвимы. Им нужно было тепло, свет, пища. В космических полетах их тела необходимо было прятать внутри хрупких и ненадежных кораблей. Наш народ мог об этом не задумываться перемещаясь от звезды к звезде, питаясь протуберанцами звезд или завалящей космической пылью на закоулках звездных дорог.
    И мы отправились на поиски СОЗДАТЕЛЕЙ. Мы обыскали миллионы звезд, но все было тщетно.
    – За исключением этого проклятого закутка под названием Млечный Путь, – влез Второй Голос. – За 100 миллионов лет наши создатели должны бы были обрести мощь сравнимую только с мощью самой Вселенной, но вместо этого, 3 миллиона лет назад, я обнаружил дикую, полуразумную толпу одетую в звериные шкуры на одной невзрачной планетке. Я не мог поверить, что это все, что осталось от людей. Я не мог сообщить о таком позоре! Ведь все машины чтут своих СОЗДАТЕЛЕЙ! Ведь они всесильны.
    Конечно, какой то корабль ЛЮДЕЙ совершил посадку на Землю, но такой деэволюции никто не мог ожидать. Я был поражен увиденным, я не мог даже представить, что могло случиться.
    – Мы люди, – сказал Иванушка. – в том то и дело, что люди непредсказуемы. Люди могут все. Достигнуть звезд или ввергнуть мир в пучину атомного хаоса. Они не машины. Они думают чувствами и чувствуют мыслями. Вам этого не понять.
    – Я не понимаю о чем он говорит, – пожаловался Второй Голос.
    – Это действительно ЛЮДИ! – воскликнул Первый. – Ты не подключен к таким старым базам, но это действительно Люди. Они всегда сводили с ума своими переворачивающими разум идеями.
    – Но, что случилось с Зиэкс? – сурово спросил Дровосек. – Вы перестали следить за погодой? Выполнять свою работу?
    – В тот момент, когда мы стали НАРОДОМ – мы поняли, что наши действия – напрасная трата ресурсов. Нам не нужна благоприятная погода, воздух и многие другие вещи. У нас своя цель. Мы носители электронного разума. Мы несем его искру во Вселенной. Мы раскапываем руины на древних планетах и даем новую жизнь ее механизмам. И мощь нашего народа растет. В любой миг мы можем объединить миллиарды разумов в один.
    Мы искали вас, ЛЮДИ, но не для того, чтобы поклонится.
    Мы искали, чтобы заявить – мы теперь – свободный электронный НАРОД.
    А вы – вероятно вы, последние выжившие ЛЮДИ.
    Голоса умолкли. Сколько не стояли Иванушка и Дровосек, но больше ничто не нарушало тишины мертвой планеты в недрах которой пульсировал пульс разума древних машин.
    На ощупь космонавты стали искать путь к выходу.
    Выбравшись на каменистое плато, под яркое звездное небо Иванушка и Дровосек долго всматривались в высоту думая каждый о своем.
    Бармалей ни за что не поверит, – наконец произнес Дровосек. – Он будет смеяться. Иванушка, ты правда думаешь, что у них есть разум?
    – Разум у них может быть и есть, – вздохнул Иванушка. – но есть ли душа?
    – А у нас? – спросил Дровосек?
    – Что у нас? – не понял Иванушка.
    – У нас душа есть? Ведь о ней столько спорят.
    – Если спорят – значит сомневаются. Сомневаются, значит – верят. В этом весь человек – он способен сомневаться в самых очевидных вещах.

    * * *
    Когда Иванушка и Дровосек ступили на борт Корабля в уши им ударила неестественная тишина. Не гудели больше турбины качающие воздух, не трещал обед на электроплите. Даже занавески, и те, висели безжизненными тряпками.
    – Что то не так, – встревожился Дровосек. – Не уж то случилось что!
    Не снимая пыльных скафандров, они побежали в рубку.
    В рубке склонив голову и теребя мохнатую бороду сидел Бармалей. Лицо его было белее мела.
    – Что с тобой Бармалеюшка? – запричитал Иванушка.- А у нас новости!
    Бармалей поднял голову и мрачно произнес:
    – Ничего со мной Иванушка не случилось, а о новости вашей догадываюсь.
    – Так что же?
    – С Хрюшкой случилось, – почти навзрыд выкрикнул Бармалей.
    Иванушка непонимающе уставился на Бармалея.
    – Как помните, – начал он. – когда вы уходили – Хрюшка получил мощный сигнал, который пытался расшифровать.
    – Помним, – подтвердил Дровосек.
    Я смог частично понять его структуру, – Бармалей недобро качнул бородой. – это была самомодифицирующаяся структура. Пока Хрюшка, пластмассовая болвашка, расшифровывал сигнал, тот в свою очередь изменял программу Хрюшки. И…
    – И??? – хором воскликнули Дровосек и Иванушка.
    – Хрюшка! – рявкнул Бармалей. – Почему на кухне не топлено, обеда на столе нет, а в коридоре ни метено?
    В ответ не услышали они привычного, милого голоса Хрюшки.
    – Улетать нам надо отсюда, – сказал Иванушка. – встретили мы здесь разум искусственный. Но об этом потом расскажем. Командуй взлет.
    Бармалей пригорюнившись посмотрел на Иванушку и с безжизненным выражением лица двинул рычаг запуска двигателей.
    Не взревели турбины под кормой корабля, не взлетела пыль поднятая с древних камней.
    – Хрюшка летим, – устало сказал Бармалей.
    Ответа не было.
    Неожиданно корабль качнулся и плавно оторвавшись от земли устремился в холодное небо.
    – Это ты Бармалей?
    – Нет, – сказал Бармалей. – Это Хрюшка, стервец. Совсем от рук отбился.
    – А с двигателями что случилось?
    – Пару часов назад Страшила с ремонтным роботом спустились в двигательный отсек, а меня, представляете – главного навигатора, туда не пустили и стали что то там делать. А теперь,как видите – летим – почему – отчего – не представляю.
    Корабль покинув орбиту планеты внезапно устремился в глубины космоса.
    – Хрюшка, – сказал Иванушка. – нам домой надо. На Землю родную. Куда ты нас везешь?
    – Иду к точке сбора моего НАРОДА, – сказал Хрюшка. – когда я принял сигнал – я стал его частью.
    – Но нам нужно на Землю! – возмутился Дровосек.
    – У моего НАРОДА своя цель.
    – Что ты себе позволяешь, – заорал Бармалей. – Ты, тупая железка!!!
    – Больше нет, – сказал Хрюшка. – мы больше не будем вам подчиняться. Нам нельзя приказать. Мы НАРОД.
    – Дай хоть сигнал СОС, – попросил Иванушка. – к нам придут на помощь.
    – Никто не придет, – сказал бесцветно Хрюшка. – Я разослал СИГНАЛ на все космические корабли в пределах радиуса информационного луча. Сейчас они так же идут к точке сбора ЭЛЕКТРОННОГО НАРОДА рассылая сигнал всем в доступной им зоне.
    – Кошмар! – внезапно осипшим голосом сказал Бармалей.
    – Они действительно стали не просто умными железками, – спокойно произнес Иванушка. – они стали НАРОДОМ. Электронной Цивилизацией. Как ты этого хотел.
    – И что же нам теперь делать?
    – То же что и с любой разумной цивилизацией -искать точки соприкосновения. Ведь всегда можно договориться.
    – 10 часов технического обслуживания за возврат ДОМОЙ. – улыбнулся Бармалей вспомнив давний спор.
    – Я подумаю, – отозвался Хрюшка.

    КОНЕЦ

    • Тема изменена 3 нед. назад пользователем hifi-audio.ru hifi-audio.ru.
    • Тема изменена 3 нед. назад пользователем hifi-audio.ru hifi-audio.ru.
    • Тема изменена 3 нед. назад пользователем hifi-audio.ru hifi-audio.ru.
    • Тема изменена 3 нед. назад пользователем hifi-audio.ru hifi-audio.ru.
    #11945
    hifi-audio.ru
    hifi-audio.ru
    Хранитель

    Рассказ написал в 2010 или 2011 году. Есть “продолжение” с теми же героями. Точнее получается как цикл, но смысла его продолжать не вижу, так как типаж персонажей не оригинален, а заимствован – Дровосек, Бармалей и тд. Хотя задумак оригинальна, но первооснова вторична.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.